Санкт-Петербургское отделение АИС
региональное отделение
Ассоциации искусствоведов (АИС) 
190000, Санкт-Петербург,
Большая Морская ул.,38
тел.: 8-812-315-86-04
e-mail: terra-mobile13@mail.ru
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
 

Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 
Людмила Митрохина  Из научного сборника «Петербургские искусствоведческие тетради»

РОДСТВЕННЫЕ ДУШИ В ИСКУССТВЕ

Римма Юношева (1941-1994) – Федерико Феллини (1920-1994) Человеческая душа – микрокосмос в чреве Вселенной, со своей неведомой космической трассой в бездонности временного забвения. Яркая
творческая жизнь подобна светящейся комете, от полёта которой
захватывает дух и невозможно оторваться.

Орбиты пылающих комет никогда не совпадают. Об их соприкосновении можно только фантазировать – слияние, вспышка ослепительного
света и ускоряющийся полёт в никуда.

Так я себе представляю встречу двух гениальных творцов арены цирка и кино Римму Юношеву и Федерико
Феллини на последнем витке их бытия, шагнувших в одно время в нетленную
Вечность.

РИММА

Римма Юношева с детства обожала театрализованные зрелища – балет, оперу, драму, которые завораживали её и давали сильный импульс для
работы её воображения и буйной фантазии. Ещё в детстве, потрясённая увиденными
спектаклями, Римма рисовала свои декорации к ним и к спектаклям воображаемым. Её приняли в школу для одарённых детей, затем она поступила в Институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина. Тему для
дипломной работы определила сама – «Художественное оформление оперы Дмитрия Шостаковича
"Ноc" в постановке кукольного театра». Педагоги насторожились, не зная, как известный композитор отнесётся к столь неожиданной трактовке его
произведения. Римма рискнула – позвонила по телефону в Москву самому Дмитрию
Дмитриевичу и получила ответ – «Увлекательная идея, дерзайте!»

«Нос» принёс Римме первый творческий успех – дипломная работа получила отличную оценку и демонстрировалась на выставках в Москве и
Ленинграде. Затем гастролировавший в нашем городе Красноярский ТЮЗ предложил
выпускнице оформить различные по стилю произведения Вильяма Шекспира и Алексея
Толстого, Анатолия Алексина и Станислава Лемма.

А позже Ленинградский цирк предложил Римме Юношевой оформитьпредставление «В космический век». По её инициативе на манеже возникли силуэты
Ленинграда: решётки Летнего сада и старинные уличные фонари. Дебют завершился
приглашением на должность Главного художника одного из лучших цирков страны.
Римме выпал счастливый жребий – в течение 23 лет, с 1971 года, заниматься
любимым творчеством, реализовать свой дар и детские мечты в красочные
феерические и фантастические цирковые представления с неиссякаемой
изобретательностью и оригинальностью художественных решений. Её приход в цирк был сразу замечен зрителями и прессой. Большой удачей художника был спектакль к 100-летию Ленинградского цирка «Парад
– Алле» в 1977 году, поражали красочностью и выдумкой пантомимы – феерии
«Руслан и Людмила» (1979г.) Легкость и элегантность декораций к цирковому
спектаклю «Самый радостный день» (по мотивам рассказа А.П. Чехова «Каштанка»,
1985г.) говорят о тонком психологическом проникновении художника в суть
чеховского рассказа. Римма Юношева создала целый ряд потрясающих костюмов и
эскизов оформления известных номеров и аттракционов иллюзиониста Игоря Кио и
дрессировщика М. Запашного, к «Русской тройке» и многочисленным детским
спектаклям – «Хрустальный башмачок», «Едем к медведям», «Олимпийский сувенир» и
другим представлениям цирка.

Медведи выходили на манеж в широких, цветастых юбках и в кудрявыхпариках, в матросских расклешенных брюках и бескозырках; щеголяли красочными
костюмами Буратино и Петрушка, Незнайкин и Самоделкин. Гардероб участников
аттракциона «Медвежий цирк» известного дркссировщика В. Филатова всем
понравился настолько, что артист увёз его из Ленинграда в гастрольную поездку
за океан.Бесчисленные эксперименты, наброски, пробы, сохранившиеся вМузее цирка, говорят о том, как сложны были поиски появившегося на арене
костюма. Эскиз – это замысел художника, но надо ещё довести замысел до
воплощения; решить последовательность появления костюмов перед зрителями по
цвету, тканям, отделке, создать цветовую композицию в представлении.

Многие цирки страны неоднократно приглашали Юношеву оформлять тематические постановки. К 1500-летию основания Киева Римма Юношева осуществила
блистательное оформление пантомимы – феерии «Золотые ворота». Юношева оформила
ряд программ для зарубежных гастролей советского цирка – для Латинской Америки,
Финляндии, Канады, Франции, Японии. Особенно высокую оценку прессы получила
программа «Москва – Париж».

Для Риммы цирк был своего рода космическим пространством. Его объём она превращала в радостный мир, связывая оформлением все элементы
подкупольного зала и даже фойе. Цирковая арена становилась гигантской живой
картиной, сочетающей смысловое и декоративное начало, как бы вторя ритмам и
рисункам номеров. Римма Юношева была всегда соавтором представления, его
цветовым «режиссёром».

Работа в цирке и театрах была на виду. Мало кто знал, что неутомимый маэстро цирка вдохновенно занимается изобразительным искусством портретного
жанра и русского пейзажа, внося в свои полотна новый индивидуальный живописный
почерк, пронизанный лаконичностью, декоративностью и психологически точной
достоверностью образов. Здесь и художники – Марина Азизян, Софья Юнович, Леонид
Эфрос, и актёры – Тамара Дегтярёва, Игорь Еремеев, Долорес Запашная, и
композитор Лора Квинт, и скрипач Иегуди Менухин… Цикл актёрских портретов – это оригинальное
слово в жанре русского театрального портрета. Интересен лондонский цикл созданных портретов (1992г.): Иосиф Бродский, читающий свои стихи, портреты английских аристократок, которые можно
причислить к шедеврам современного парадного портрета.

Автопортреты Риммы Юношевой – просты, строги и лаконичны.Римма чувствовала родство с природой, растворяясь в ней душой, изображая
деревья, речные и озерные глади любимого Павловского парка и деревни Еглино,
где отдыхала летом. В пейзажной живописи живёт особая гармония, музыкальность и
задушевность.

Значительное число работ Риммы Юношевой обрело своё место в фондах Государственного Русского музея, Петербургского Театрального музея,
Музея Истории города, Музея Цирка, Оружейной палаты и других собраниях.

Римма Юношева пронесла через всю свою сознательную творческуюжизнь детский романтизм, веру в добро и волшебство циркового искусства. Она
была наделена, наряду с непосредственностью и искренностью, божественным даром
живописца и высочайшей одухотворённостью.

ФЕДЕРИКО Федерико Феллинитакже, как и Римма Юношева, с детства был мечтателем и фантазёром, обладал
проницательным цепким умом и эмоциональным итальянским темпераментом.
Мальчишкой он убежал из католического колледжа к бродячим циркачам. В
восемнадцать лет, приехав из провинции в Рим, рисовал карикатуры для
журнальчика «Марк Аврелий», разрисовывал «фуметто» – романы в картинках;
колесил по провинции с актёром Альдо Фабриции, писал для него эстрадные скетчи;
работал на радио в качестве автора комедийных сценок в духе комедии дель арте с
постоянными героями Чико и Паулиной, которую играла Мазина.

Именно этого юношу, карикатуриста и автора весёлых скетчей,позвал режиссёр Роберто Росселлини участвовать в работе над небывалым
антифашистким фильмом «Рим – открытый город».

«Вполне возможно, – говорил Феллини, – что, если бы не произошла встреча с Росселлини, я был бы сейчас кем-нибудь другим, скажем,
директором цирка». В 1952 году они расстались. Каждый пошёл своим путём.
Феллини освоил профессию неореалистического драматурга.

В своём первом самостоятельном фильме «Белый шейх» Феллини открыл свою карнавальную тему в искусстве. «Вокруг одна вульгарность и
обыденность», – сказала Ванда, героиня фильма, и праздник начался. С лестницы
спускаются «персонажи»: разукрашенные мишурой одалиски, бедуины, арапчата,
герои и красавицы; они движутся вниз под звуки парадной щемящей мелодии Нино
Рота. Тревожная праздничность формы и глубокая нравственность мысли – являют
собой элементы нового стиля, стиля Феллини.

В фильме «Дорога» Феллини, верный трагической правде жизни,нарядил своего положительного героя в шутовские лохмотья, придал ему почти
идиотический характер, провозгласив веру в идеальное духовное начало.

Клоунада человечности, смешная и горькая, разыгрывается в фильме «Ночи Кабирии». Кабирия (Джульетта Мазина) с клоунской безмятежностью
катится «на роликах» своей мечты и своей веры в любовь по самому краю пропасти.В фильмах «Сладкая жизнь», «8 ½», «Джульетта и духи» Феллинисумел достичь скульптурности,
фактурности, трёхмерности объёмов экранного изображения. Английский критик
Дж.М. Ньютон в своей статье « ,,8 ½,, Феллини и бедные английские кинокритики»
писал: «Ритм фильма – ритм цирковой. Каждый эпизод – номер, без особой
«сквозной» задней мысли, номер с героем – исполнителем… Чем веселее весь фильм,
тем больше трогает финал. Серьёзность прямо связана с весельем».

Фильм «Джульетта и духи» интересен как эксперимент в областицвета и как импровизация с персонажами – масками. Феллини использовал силу
цвета как средство изобразительное и драматическое. Средствами чисто цветовыми
обозначен контраст между простой душой и уродством среды. Образ Джульетты
сопровождается темой белизны. Все оттенки белого сопутствуют ей: блестит на
солнце белая соломка её огромной шляпы, мягко прилегает белое полотняное
платье, колышется белый воздушный пеньюар.

Когда же Джульетта приближается к миру призраков и вступает внего, в одежде её начинают кричать красные тона – красный шифон платья, красная
курточка. В противостоянии белого и красного выражен парадокс всего
произведения: кричащие тона – тона кошмаров; жемчужно-белые отданы домашнему
быту героини и её детским воспоминаниям. Главное из детских видений – видение
цирка. В бело-розовом мареве лож, окруживших арену, в грациозном замедленном
движении акробатки, в белой пене её кружев, тёплой гибкости её тела, в серых
складках морщинистой кожи сонно шагающих слонов – во всей красоте этой картины
Феллини словно присягает цирку, его простодушному совершенству.

Последний фильм Федерико Феллини назывался «Клоуны»(композитор Нино Рота). В ролях снимались итальянские ветераны клоунады Алекс
Бюньи, Луи Маис, Франсуа и Анни Фраттеллини, Дарио Мески, Нино Фабри, Дарио и
Барио и другие. Всей своей творческой жизнью Феллини героически отстаивалсвоё право смотреть на мир взглядом клоуна и наивным взглядом ребёнка.

ВСТРЕЧА

Естественно, что на определённом витке своего бытия, РиммаЮношева, увидев фильмы Федерико Феллини, растворилась в них, потрясённая чувством сопричастности к
ним и родственностью мироощущения с создателем лент. Предполагаю, что Римма
просто «заболела» этими шедеврами кинематографии, найдя в них так много
зеркально-отражённых, близких ей мыслей и душевных волнений. Недаром её цирк –
фантастический, сложный, яркий – так напоминает карнавальные шествия из фильмов
Феллини.

1991 год. Римме поставили диагноз – рак и рекомендовали срочно лечь в клинику на операцию. Но именно в это время Центр Дягилева
организовал для неё посещение Италии, о которой она мечтала и которую уже
любила через фильмы Феллини, изучив их наизусть. Художник выбрал творческую
мечту, отбросив мысли о бренности бытия.

Осенью 1991 года состоялась долгожданная для Риммы Юношевой встреча с обожаемым гениальным Федерико Феллини. С первого взгляда и с первой
беседы они почувствовали духовную близость. Римма написала великолепный портрет
Федерико Феллини, раскрывающий его духовную суть. Портрет Феллини понравился. В
настоящее время он находится в собрании Театрального музея Санкт-Петербурга.

Во время посещения Италии Римма много писала. Три своихработы, на которых были запечатлены знаменитые
римские фонтаны, так восхищавшие её, она преподнесла в дар великому мастеру
Федерико Феллини. В ответ Феллини воскликнул: «Три своих будущих фильма я
посвящаю Вам!» Не успел. Римма и Федерико родились в один день, под общим
знаком и ушли из жизни в один год. Русский художник-живописец, сценограф театральных и цирковых спектаклей Римма Юношева и итальянский режиссёр-драматург трагических
карнавальных фильмов Федерико Феллини своим нетленным творчеством провозгласили
человеческое торжество цирка над материальностью мира и над угнетённостью духа.

Вновь тишина. Закрыты двери. В молчании застывший зал. Скрип половиц, дыханье зверя, усталый сонный карнавал. Пустой олимп арены цирка в браваде сгинувшей теней. И чей-то вздох и смех безгрешный под куполом притихших дней…Там, в молчаливом мирозданьи, над клоунадой дней мирскихБлуждают два родных созданья, смеша бескрылых неземных. Спешат то в ад, то в рай небесный, а с ними вереница лиц Жонглёров, шулеров известных, наездниц стройных кобылиц… За занавесью поднебесной в потоке бестелесных душ Живёт надежда с верой детской в раскрепощённый светлый дух. Арена – звёздное пространство рукоплескающих планетНад суетой земной и чванством ликует их двойной портрет.
 
 

Татьяна Бачелис «ФЕЛЛИНИ».Издательство «Наука». М. 1972.

А. Кириченко «Кто «сочиняет» костюмыклоунов». Газета «Смена». 24.08.1974.

Абрам Раскин «Дар, побеждающий время». Газета «Невское время». 12.01.2000.
Форма входа
 

Поиск
 

Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
 

Архив записей
 

  Ссылки
 

Copyright MyCorp © 2017