Санкт-Петербургское отделение АИС
региональное отделение
Ассоциации искусствоведов (АИС) 
190000, Санкт-Петербург,
Большая Морская ул.,38
тел.: 8-812-315-86-04
e-mail: terra-mobile13@mail.ru
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
 

Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 
Главная » 2015 » Январь » 28 » 12 февраля состоится вернисаж в галерея ИНФА
16:50

12 февраля состоится вернисаж в галерея ИНФА

                        Владимир Холкин    О живописи   Олега Чернова   и Анатолия Маслова 

                                 

 Взгляд молчания в мир. Молчания, что праздные разговоры с миром уже одолело.         Однако чувство жизни оказывается сложнее молчания. Сопутствуемый раздумьем, взгляд в мир вещей приводит к сомнению в твердости черт и форм шумного представления жизни. Храня же такое впечатление как призыв в его, этого мира, суть, художник почти отказывается от представления как источника формы и сюжета. И, ища иного, обращается  к  опыту умного сердца, воссоздавая лишь мельком или обстоятельно, увиденное в душе и, с внешним образом мира почти не сопрягаясь. И оттого форма предмета свободно и без остатка находит себя в колеблющейся форме живописи. А идея, согласившись с душой, оборачивается сердцевиной вещей.


       Олег Чернов. Прогулки по Петербургу.


         Однако приметы пути отнюдь не исчерпывает обстоятельств путешествия.  Поэтому философское предположение о  душе вещей отстаивается художником как самодовлеющее решение, добытое молчанием и вдумчивым всматриванием в мир и в себя.  Корни такого предположения располагается в том плодотворном веществе творчества, что, двигаясь вглубь, не разрушает натуральную форму, а предпочитает  колебательно ее изменить.


       Осуществленным явлением таких терпеливых отношений Маслова с вещным и телесным является  картина «Отдых», о смысле которой, не боясь заблудиться, можно говорить как о  «высвобождении души». Мягкие, словно текущие холмы и плавно вытянувшаяся фигура человека, лежащего так свободно, что кажется, будто именно в этот долгожданный  миг, тело -  уступив душе -  приняло ее форму.


    


          Неожиданно трепетно тема этой переимчивости развита и в немногих, своеобразно «иконописных» опытах живописца. Основные начала их одухотворенного пространства -  из опыта мысли, из гнутой линии гравюры и, осмысленного как «сферическая чаша» пространства русской иконы. Однако, обнаружив себя вполне, сходство картин -  как с  гравюрой, так и с иконой -  неуловимо смещается, помогая образоваться «портретам души». Иначе говоря, в отличие от «Отдыха», в «Архангеле» форму души принимает не тело, а лицо; но принимает так сдержанно, что остается лицом, скромно не становясь  ликом. Становится же здесь  свет его духа.                           

          Так формы и души  вещей, выстрадав опыт жизни в разлуке, заново совпадают в живописи. А, совпав, сходят к глубинам доверия души художника, к себе, откуда свет всего виднее.

                                                             ***

 

       Иной путь художника – это путь разговора с миром, путь их обоюдного с миром вглядывания друг в друга. Зоркого взгляда художника и, ответной щедрости мира, прицельно рассыпающего перед художником всё богатство проявлений жизни. Богатство обитающих в ней людей и богатства их непреднамеренных, вольных положений.  Богатство деревьев и животных, детей и их игрушек, пластической красоты обнажённого женского тела и красоты разнообразия полевых и садовых цветов. Пуще же всего, богатства и смелости  цветового пространства живописи, сообразного неисчислимому цвету самой жизни.


    Таков путь художника в чувствовании и понимании Олега Чернова. Его, поначалу лишь ошеломляющий буйством красок, мир, уже со второго мига притягивает и располагает к себе, прежде всего, этих красок движением, их динамичной стройностью и сложным композиционной  ладом. Если это и экспрессионизм, то экспрессионизм, так сказать, милосердный, милующий мир человеков. Так, он с близким по напряжению сочувствием и участием пишет и весело, разудало гуляющих масленицу и, скорбно задумчивую толпу людей, где веселью нет места и, над которыми не видно даже неба.  И хотя намеренная стилевая условность, выразительная обобщённость человеческих фигур (вообще характерная для живописи Чернова) и в той и в другой работе очевидна, но она выручается безупречной композиций. Настолько безупречной, что кажется созданной по воле и правде случая.


     Более того, и эти и множество других картин плодотворно и неустанно работающего художника, несмотря на помянутую условность: все они из плоти. И всё же – как бы ни были персонажи картин Чернова телесны – каждая из них воплощает именно дух: дух земли и жизни. Дух человеческого существования, его повседневно одушевляемого жизнью быта, бытования и бытия.  Оттого и «Рублёв» его, прежде всего иного, человек во плоти. Но человек-скиталец, идущий путём сомнения, но ищущий обрести на этом земном, а скорее даже, земляном, не торном пути ростки одухотворённого бытия. Обрести в себе его чувство. Иными словами, почувствовать и воплотить его – этого бытия -  нетленный дух. Событие этого обретения и произошло в «Троице».

      Так художник, ища форму изображения жизни, приходит к пониманию не только её – жизни – плодотворности, но и самой её неисследимой и  вечной духовной сути.    


 

     

 


Просмотров: 705 | Добавил: Terra-mobile | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
 

Поиск
 

Календарь
«  Январь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
 

Архив записей
 

  Ссылки
 

Copyright MyCorp © 2018