Санкт-Петербургское отделение АИС
региональное отделение
Ассоциации искусствоведов (АИС) 
190000, Санкт-Петербург,
Большая Морская ул.,38
тел.: 8-812-315-86-04
e-mail: terra-mobile13@mail.ru
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
 

Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 
Елена Кащенко Из научного сборника «Петербургские искусствоведческие тетради» №19

СЕСИЛ БИТОН И ЭННИ ЛЕЙБОВИЦ:
ГОЛЛИВУДСКИЕ АКТЕРЫ И ВОСПРИЯТИЕ ФОТОГРАФА

Данная статья посвящена двум выдающимся фотографам XX столетия С. Битону и Э. Лейбовиц, которым достаточно часто приходилось снимать голливудских «звезд». Каждый мастер фотографии, как правило, органически связан с живописью, он знает классические правила композиции кадра, может работать как с живыми, так и с искусственными объектами, тщательно устанавливает освещение; выбирает наиболее подходящий для него естественный пейзаж. Однако когда фотографу-профессионалу приходится иметь дело с другой творческой личностью, это, как правило, вызывает сложности. Актриса или актер думают о собственном имидже, продюсеры заинтересованы в том, чтобы выгоднее «продать» их образы публике, и получается, что фотограф теряет самостоятельность, служа чужим интересам. Таким образом, мы можем поставить вопрос: возможно ли в данной ситуации сотрудничество фотографа с моделью или один из них непременно должен диктовать другому свои условия?
Сесил Уолтер Харди Битон (1904–1980) изучал историю искусства в Кэмбридже, в колледже св. Иоанна. Тогда же он зарекомендовал себя как художник-постановщик и исполнитель женских ролей в любительских спектаклях (Amateur Dramatic Club). Наряду с этим Битон занимался фотографией. Его фотопортреты 1920-х годов тяготели к классической традиции второй половины XIX в, например, портрет Рекса Уистлера (Rex Whistler, 1927). Стройный юноша в костюме, напоминающем об облике молодого Оскара Уайльда, полулежит под деревом, держа в руках музыкальный инструмент. Эта трактовка образа отсылает одновременно к европейской живописи, использовавшей «музыкальные сюжеты», и к такому явлению, как дендизм. Определенная доля дерзости, балансирование между «мужским и женским началом», своеобразная загадочность и двусмысленность поведения — все это было свойственно как самому Битону, так и некоторым его моделям.
Выставка фотографий Битона на Бонд-стрит, состоявшаяся в конце 1920 х годов. (Cooling Galleries), имела большой успех. Он заключил контракт с "Vogue”, а также получил заказ от "Vanity Fair” на съемки голливудских «звезд». Благодаря этому, Битонпознакомился с Гретой Гарбо, сыгравшей в его судьбе неоднозначную роль.
Как и Марлен Дитрих, Гарбо имела славу одной из наиболее ярких актрис Голливуда. В фильме «Королева Христина» (1934 г.) она сыграла роль, как нельзя более точно отражавшую идеальное представление о ней (по мнению эстетов). Хрупкая прелестная женщина, помимо своей воли вынужденная править страной (Христина была королевой Швеции), умная, стремящаяся к независимости, способная одинаково привлекательно выглядеть и в женском, и в мужском наряде, она (как и сама Гарбо в реальной жизни) была одинока.
Разумеется, такая актриса должна была привлечь Битона. Облик Гарбо включал ярко выраженные приметы «кэмпа» — двойственности натуры, как бы скрытой под «маской»1, т. е. именно то, что было присуще самому Битону. В 1940 г. он создает ее фотографию в образе Пьеро со знаменитой загадочной полуулыбкой. «Глухой» фон фотографии ясно демонстрировал зрителям, что внутренний мир актрисы остается недоступным для всех. Во второй половине 1940-х годов. Гарбо и Битона связывали серьезные отношения, по слухам, они даже собирались пожениться, но публикация фотографий (без разрешения модели) положила этому конец. Гораздо позже, в 1970-х годах Битон опубликовал свои дневники, содержащие информацию, нежелательную для Гарбо. Это привело к окончательному разрыву отношений, и примирение произошло лишь в 1980 г. за несколько дней до смерти Битона. Так закончился один из самых непростых романов XX в.
Сесил Битон прожил очень интересную жизнь. С конца 1930-х годов он снимал королевское семейство, затем сделался военным фотографом, путешествовал по Дальнему и Ближнему Востоку, подготовил к печати несколько книг ("Cecil Beaton’s Scrapbook” (1937), "Cecil Beaton’s New York” (1938), "Photobiography” (1951)). В качестве художника по костюмам и художника-постановщика он успешно выступал в британском и американском кино2. Среди его самых больших удач: «Жижи» ("Gigi”) В. Минелли и «Моя прекрасная леди» ("My Fair Lady”) Д. Кьюкора3. Прекрасный фильм с О. Хепберн в главной роли смотрели многие зрители, и никого не могла оставить равнодушной сцена скачек, не только из-за остроумных диалогов и запоминающихся реплик, но и из-за великолепных костюмов Битона, вдохновлявшегося образцами эдвардианской эпохи. Кстати, рубеж 1950–60-х годов ознаменовался для фотографа съемками «звезд» нового поколения — Мэрилин Монро и Одри Хепберн, которые чрезвычайно высоко оценивали его мастерство.
Традиции элегантного и утонченного стиля Битона в наши дни отчасти продолжает Энни Лейбовиц. Эта «самая популярная женщина-фотограф», проводящая фотосъемки для модных журналов "Vogue” и "Vanity Fair”, абсолютно демократична в том, что касается ее внешнего вида и манеры поведения. Что именно роднит ее с Битоном?
Лейбовиц прославилась как фотограф в 1970-е годы, когда ее знаменитый предшественник уже готовился к прекращению не только карьеры, но и своего земного пути. После обучения в художественном институте Сан-Франциско (первоначально Лейбовиц думала о профессии художника), она начала работать для журнала "Rolling Stone”. Через несколько лет ей было суждено отправиться в турне с Миком Джаггером и его группой. После этого опыта она скажет: «Репортаж — это главное в фотографии»4.
Как и Битону, Лейбовиц довелось пережить опыт съемки военных действий — в Сараево. Ей вообще свойственно умение передать с помощью фотографии жизненный опыт человека, даже самый горький. Причем это проявляется и в постановочных фото. Примером тому может служить знаменитая книга «Женщины».
Сьюзен Зонтаг, знаменитая американская писательница и интеллектуалка, подала эту идею своей подруге Лейбовиц. В книгу, предисловие к которой написала та же Зонтаг, вошли портреты самых разных женщин: от горничной отеля в Лас-Вегасе до Гвинет Пэлтроу (двойной портрет с Блайт Деннер, ее матерью). Некоторые издатели поступили, по мнению Лейбовиц, нечестно, отредактировав первоначальный замысел и сделав акцент на фотографиях знаменитостей. Однако в США книга вышла такой, какой ее видели Лейбовиц и Зонтаг. Помощь в этом им оказала знаменитая Анна Винтур, главный редактор американского Vogue.
Интересно, что Лейбовиц, выстраивая композицию кадра, нередко прибегает к такому известному живописному приему, как «линия красоты» по Хогарту5. Очень показателен в этом отношении портрет Пэлтроу и Деннер. Мать и дочь одеты контрастно: одна — в закрытом черном, вторая — в открытом белом наряде. Глаза дочери полузакрыты, она словно прислушивается к себе, одной рукой прикасаясь к пальцам матери, лежащим у нее на талии. Блайт Денннер, напротив, открыто смотрит на фотографа — зрителя. Выражение ее глаз вначале кажется достаточно простым и доброжелательным, но, присмотревшись, начинаешь ощущать и что-то другое. Любовь к дочери, желание ее поддержать, защитить, возможно, отголосок сожалений о собственной актерской судьбе (несостоявшейся в полной мере) – все это также можно найти во взгляде Деннер.
Линия Хогарта чувствуется и в портрете Леонардо Ди Каприо (1997). Одетый в черное, молодой актер держит на руках белого лебедя, обвившего свою шею вокруг шеи Ди Каприо. Очень сложная поза; при этом кажется, что напряженное выражение лица модели вызвано также определенным риском совместного позирования с капризной птицей. Снимок отсылает к знаменитой сказке Г.-Х. Андерсена о «Гадком утенке», возможны, естественно, и другие интерпретации. Портрет Ди Каприо Лейбовиц сделала черно-белым, она вообще предпочитает снимать именно так, но в глянцевых журналах, как всем известно, доминируют цветные фото6.
Лейбовиц признается, что в последнее время больше любит снимать пожилых людей из-за «концентрации опыта» на их лицах, кроме того, ей хочется сделать их «красивее». Гламур и глянец парадоксальным образом чужды ей. «Стереть улыбки с лиц звезд» — один из девизов фотографа. В этом отношении показательна съемка Тома Круза для "Vanity Fair”, которая состоялась в июне 2000 г. Лйбовиц специально просила его не улыбаться и не переодеваться, чтобы создать впечатление, будто актер вошел «прямо с улицы». Когда же она обращается к постановке (фотографии Клинта Иствуда, Вупи Голдберг, Мерил Стрип, Дайаны Китон и, наконец, беременной Деми Мур), то, по собственному признанию, смотрит, «начинает ли герой раскрываться». Если композиция не помогает, Лейбовиц придумывает что-то другое.
В отличие от эстета Битона, Лейбовиц снимает более резко, думая не столько о чувственности, сколько об интеллекте. Ее снимки показывают нам чуть мрачных, «черно-белых кинозвезд».
Роскошь и заманчивый соблазн мира большого кино был интерпретирован этими мастерами фотоискусства по-разному, но оба они являются истинными выразителями стиля своей эпохи. Для Битона это утонченный дендизм первой половины XX столетия, для Лейбовиц — неяркий, но эффектный сарказм конца теперь уже прошлого века.

Примечания

1 О понятии «кэмпа» (camp), ссылаясь на С. Зонтаг, подробно пишет в своей монографии «Денди» О. Б. Вайнштейн: «Игры с секретностью, провокация, кокетство и готовность приоткрыть тайну понимающему — элемент кэмпового стиля. … В кэмпе приветствуется образ андрогина во всех вариантах…». Вайнштейн О. Б. Денди: мода, литература, стиль жизни. М, 2005. С. 471.
2 В 1948 г. С. Битон работал в качестве художника по костюмам над фильмом Ж. Дювивье «Анна Каренина». В главной роли снималась Вивьен Ли, которая, не без оснований, считала фотографа «шпионом Гарбо». Последняя, сама прославившаяся в роли Анны, узнавала от Битона о подробностях работы съемочной группы.

3 С. Битон был удостоен наград Киноакадемии (премия «Оскар») в 1958 г. за костюмы к фильму «Жижи» и в 1964 г. за костюмы к фидьму «Моя прекрасная леди». Кроме того, он разделил еще одну награду (категория «Лучшая работа художников / создателей декораций») с Д. Аллен и Д. Д. Хопкинс.

4 Добротворская К. Камера-одиночка // Vogue. № 2. Февраль. 2002. С. 148.
5 У. Хогарт — известный английский художник, рисовальщик и теоретик искусства. Во второй половине XVIII века выдвинул утверждение, что наиболее гармоничными являются очертания литеры "S” и часто использовал их в своих картинах, рисунках и гравюрах.

6 Еще одна совместная работа с Леонардо Ди Каприо состоялась в период рекламной кампании фильма М. Скорсезе «Авиатор» ("The Aviator”) (2004). Фотографии, сделанные Э. Лейбовиц, заставляли сожалеть, что она не выступала в качестве оператора этой картины.
Форма входа
 

Поиск
 

Календарь
«  Январь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
 

Архив записей
 

  Ссылки
 

Copyright MyCorp © 2018